eagle_rost (eagle_rost) wrote,
eagle_rost
eagle_rost

Categories:

Виктор Баранец написал книгу "Возвращение Крыма" 2

Продолжение предыдущего поста.
Хм, по моему иногда Баранец жжет:-)
Жданов:

- Сегодня у меня удивительный гость и мой коллега – Виктор Николаевич Баранец . Здравствуйте, Виктор Николаевич!

Баранец:

- Добрый день.

Жданов:

- Конечно, слушатели «КП» знают его по его собственной программе и по такому серьезному вкладу по популяризации военной и патриотической тем. Сегодня Виктор Николаевич у меня в гостях в роли писателя. Итак, очень скоро в Москве появится ваша книга. Я знаю, что она называется «Возвращение Крыма». Мой первый вопрос – что это за книга? И вот меня очень удивило, что это художественно…

Баранец:

- Документально-художественная…

Жданов:

- Да. Вот что это за формат и о чем книга?

Баранец:

- Это было вскоре после крымских событий и в очень узком кругу высшего генералитета, в котором присутствовал и министр обороны, и начальник штаба, и его заместители, мы собрались в так называемой библиотеке министра, где министр с какими-то по-мальчишески блестящими глазами, с таким азартом рассказывал, как действовала его армия, мне показалось, если у министра от этого горят глаза, то как я, военный журналист, который проработал почти что 50 лет в армии, я могу уронить из своего поля зрения такой исторический кусок. И вот там где-то уже в этой библиотеке министра прозвучала идея, что вот хорошо, чтобы это не кануло в Лету, чтобы это не только расплескалось по газетным полосам и передачам… в общем, где-то Сергей Кужугетович намекнул – Виктор, хорошо бы книгу сделать. И я откликнулся, стал активно работать с некоторыми советниками. Но дело в том, что книга о таком событии должна строиться на документах. Документы, документы и документы. И я обратился к министру обороны, сказал, что я готов поработать, но только предоставьте, пожалуйста, документы. Но поскольку я уже офицер в отставке и у меня не было допуска к секретным документам, то мне предоставляли в Генштабе документы, которые были разгрифованы. И я работал в министерстве обороны, в Генеральном штабе, я ездил в Севастополь, в Крым, в Симферополе был, я встречался с начальником главного разведуправления, начальником генерального штаба, с министром, с командующим Черноморским флотом, встречался с вежливыми людьми, для того, чтобы представить общее поле боя и какую-то перед собой ставить задачу. А задача я поставил перед собой простую. Рассказать то, что было за кулисами политических военных событий. Крымское событие – это Атлантический океан, из которого мы сейчас только чайной ложечкой успели что-то вынести. Я ставил задачу, прежде всего, рассказать народу о том, что он еще не знает и не видит. Там я стал выстраивать главы. Мне хотелось с помощью этих глав перехватить центральную нервную систему крымских событий. Так стали вырисовываться главы. Естественно, стала возникать идеология книги, как вообще появился Крым. Да, кстати, я параллельно имел возможность работать с представителями спецслужб нашей разведки, будем прямо говорить, спасибо, что они помогли мне кое-что добыть. Здесь, в России, находятся бывшие офицеры службы бэзпеки Украины, которые мне помогли показать из интервью что происходило в службе бэзпеки Украины – например, то время, как бежал Янукович в Крым. А еще меня очень сильно интересовал вот этот первый эмбрион, когда в голове Путина возникла идея отважиться вот на это глобальное решение. Естественно, мне понадобилось поработать и в Кремле, и побеседовать со многими людьми. Мне важно было, что думал Путин, как он пришел к этой идее, легко ли он принял это решение или он в чем-то сомневался…

Жданов:

- Поговорить с самим президентом удалось?

Баранец:

- Пока нет. Я поговорил со многими людьми, которые меня достаточно хорошо просветили. Это может быть во втором издании – я думаю, Владимир Владимирович мне предоставит такую роскошь, чтобы я во втором издании что-то подправил, что-то добавил.

Первая глава у меня называется «Кремль. Красная папка». В чем суть вопроса? У Путина, когда начались вот эти события, особенно в ноябре 2013 года, майдан начался, была папка, где лежали оперативные сводки службы внешней разведки, ГРУ, дипломатов и т.д. А вот когда уже всерьез припекло Киев, появилась папка «Крым», в которой уже в оперативном режиме онлайн были донесения, докладные записки. Их было так много, что президент их брал работать домой. И вот там, среди этих документов, появился тот самый эмбрион, когда Владимир Владимирович стал прощупывать некий назовем его «свой план». Это была аналитическая записка экспертов кремлевских, которые докладывали, что вот такие позывные интересные раздаются из Верховного Совета Крыма провести опрос в Крыму, как он определяет свою жизнь и т.д. И вот в этом документе он подчеркнул одну строчку, а потом позвал людей и спросил – что здесь самое главное? И вот эти высоколобые люди стали вместе с ним обсуждать, что здесь самое главное.

И вот именно с этой строчки, подчеркнутой жирным красным карандашом и началось вот это великое дело, которое называется возвращение Крыма. Вы понимаете, социологический опрос в Крыму еще ничего не решал. Путин пошел дальше. Путин этот социологический опрос привел в плоскость референдума, который сомкнулся с желанием и правительства Крыма провести референдум. Таким образом, создавалась формула легитимности. Референдум – это уже серьезный политический акт и тут уже ничего ты не скажешь. Если 2,5 миллиона, большинство из них, скажет, что мы хотим в Россию, то тут уже заткнут рты самые лютые пасти критиков…

Жданов:

- Это форма, которая одновременно и де-факто и де-юре, да.

Баранец:

- Да, да. Вот с этого я и начал. Ну а затем, когда уже выстроилась канва материала, естественно, меня интересовали и такие вещи… Например, для меня стало своего рода открытием… Вот мы говорим, что только сейчас Крым возвратился, да. А когда я рылся во многих документах и Черноморского флота, беседовал со многими ветеранами, меня обожгла одна простая мысль. Еще только когда в 1991-92 году мы разбежались с Украиной и совершенно фривольным образом, имея фактически Крым вернуть, как перчатку, назад, Ельцин упустил этот момент. Историки, юристы стали доказывать, что вообще-то за Крым боролись не только «вежливые люди», не только Путин, не только Шойгу с генеральным штабом и с силами специальных операций. За Крым дрались русские адмиралы уже в начале вот этого нового процесса, новой России. И более того, они положили на плаху свои черноморские карьеры. Их снимали с должностей. Они дрались в Верховном Совете Украины, они попадали на жернова ненависти украинской власти. Так сгорели в борьбе за Крым, а равно и за Черноморский флот и адмиралы Касатонов, Балтин. И я посчитал, что было бы бессовестно в этой нашей великой победе не упомянуть этих людей. Но меня интересовало – а как они боролись, как они переживали, как они дрались даже с собственным президентом Ельциным, как они в конце концов слетели с должностей. И мне показалось, что надо показать и этих людей. То есть, Крым отчаливал к России, будем говорить, не еще с 1956 года, когда его совершенно халтурным образом, как мешок картошки, передали, а Крым отчаливал к России уже в новые, наши времена, благодаря вот этим русским генералам.

Жданов:

- А то, что Ельцин его упустил, это было… Ну, может, просто в тот момент не было времени и были другие приоритеты или это тоже работа там, не знаю, какая-то была проведена… может, Украина специально подтолкнула Ельцина к этому решению?..

Баранец:

- Извините, сам пан Кравчук в одном из интервью сказал – если бы Ельцин тогда поставил вопрос, что я согласен дать суверенитет Украине, но при условии верните должок в виде Крыма, конечно, я бы его отдал.

Ну и вот когда у меня уже выстроилась канва - в книге 44 главы – и когда я уже стал показывать ее специалистам в Генштабе, в Минобороны, в Кремле, и здесь в одной из бесед с министром обороны я услышал такую слегка проскользнувшую идею. Виктор, говорят мне, ты о многих людях открытым текстом не сможешь рассказать. Есть частная жизнь, есть образы… И Сергей Кужугетович говорит – ты знаешь, вот в этой документальной твоей вещи должен быть еще роман. И эта художественная часть списана совершенно с натуры, в эти образы впрессованы все характерные черты для тех офицеров Черноморского флота, которые жили там уже давно, которые родились в Крыму и которые переживали трагедию Крыма. Но когда я встречался с командующим Черноморским флотом адмиралом Витко, где-то за чашкой чая меня обожгла информация, которую я мог и прозевать. Он сказал – знаешь, у меня на флоте служит огромное количество офицеров русских, у которых жены украинки, а на украинском флоте служат офицеры, у которых жены русские. У нас тут все перемешалось! И тогда я пришел к идее – говорю, найдите, пожалуйста, мне семью русского офицера, ветерана, у которых бы родственники служили: одна часть на украинском флоте, вторая – на русском. И мне предоставили 19 сюжетов. И я здесь уже как пчела, попавшая на большую банку меда, я просто концентрировал все эти тонкие нити отношений. И вот здесь у меня появился главный герой. Мне повезло с ним. Потому что этот человек когда-то встречался с ветеранами флота, с писателем он встретился и говорит, писатель: вы совершите большое преступление, если вы напишите рукопись, которая называется «Черноморский флот на переломе эпох». Он сказал – извините, я привык писать объяснительные, заполнять вахтенные журналы, докладные записки, я не писатель, а вы – попробуйте. Вы участвовали в переговорах, вы знаете, как наши, даже русские офицеры, перебегали в украинский флот, а украинские офицеры – в наш. Как шла эта дележка бесконечная флотов, какие пакости творили люди. Когда доходило до того, что украинские офицеры, чтобы получить попрестижнее должность на украинском флоте, воровали лоцманские карты и бежали в украинскую разведку и получали там престижные должности. Но я встречал и другое. Когда русский офицер, сибиряк, подавал рапорт о том, что он уходит на украинский флот. Его вызывал к себе командующий и говорил – товарищ капитан второго ранга, почему вы совершили предательство? Он отвечал – товарищ адмирал, моя семья уже не получает третий месяц ни зарплаты, ни пайка, но Украина меня кормит, меня кормит украинский народ и я буду служить народу, который меня кормит. Честью имею! Стукнул дверью – и ушел. Вот эти трагедии людские, которые пронизывали не только офицеров, а их детей, а среди их детей уже подрастала новая поросль военно-морского флота, Черноморского, русского, украинского, я проник туда, где учатся будущие украинские кадеты. Мне хотелось заглянуть в мозги – а что творится? Ведь они слышат о чем говорят отцы…

Жданов:

- Какое у них восприятие ситуации, да?

Баранец:

- Естественно. Ну а дальше, конечно, я благодарен нашей разведке, которая помогла мне составить представление о том, что происходило в кабинете Обамы в те самые дни, когда Керри, разгневанный тем, что ему доложили, что Крым уже российский, он набрался храбрости и позвонил Обаме. Обама стал распускать перья, на что он сказал: Барак, уже поздно, Путин взял Крым. У меня были американские источники, они и есть, конечно, у меня есть свои осведомители, которые там проживают, там есть граждане Российской Федерации, которые работают в очень высоких кабинетах, я им благодарен… и я тоже вот тут ткал этот коверчик этой крымской реальности в американских кабинетах. Конгресс, Пентагон, ЦРУ и т.д. В материале есть переработанная слегка вещь – это докладная записка посла США в России Госсекретарю США с призывом надо быстрее хватать Крым, потому что Путин, дав кредит в 13 млрд. долларов Януковичу, делает великий ход, который может переломить выполнение нашего плана – он называется план «Интеграл» - о захвате Крыма. На что он сказал, что один Крым будет стоить десятков, а, то, может, и сотен наших баз по всему миру. Потому что это непотопляемый авианосец станет плацдармом, с которого мы будем влиять на весь регион. Спешим, спешим, спешим…

Жданов:

- И не успели?

Баранец:

- Да. И я попытался минимально деформировать этот документ, чтобы не показать источники получения информации.

Жданов:

- Скажите, есть ли в книге некий отсыл вообще к первоначальной истории полуострова?

Баранец:

- Спасибо вам за этот вопрос. У меня есть достаточно странный эпизод разговора ветерана Черноморского флота, у которого внук учится в украинской военно-морской академии. Внук пришел к деду с портфелем, в котором лежала украинская история Крыма. Когда дед прочитал эту книгу, этот учебник истории, он был потрясен, что там не упоминалась ни Екатерина, ни Потемкин, ни Суворов, ни Кутузов, ни договоры с Турцией и т.д. И вот этот дед, видя, что мозги внука промыты уже хорошо, достал откуда-то из пыльного дивана старую карту Крыма, повесил ее на шкаф, придавил приемником, который ему подарили, когда он прощался с флотом, а рядом лежал его старый кортик, который он использовал в качестве указки, посадил внука перед собой и сказал – а вот теперь я тебе, внучек, прочитаю историю Крыма. И вот у меня есть кусок главы, которая правдивая, максимальная лекция, ну, ветеран-черноморец, который, тем более рукопись готовит, он знал ее назубок. И вот этот будущий украинский морячок, а он всего лишь курсант первого курса командного факультета украинской военно-морской академии, да…

Жданов:

- А как же там было написано? Что, украинцы с турками и с Османской империей все эти годы воевали?

Баранец:

- У меня один из героев на полном серьезе приводит тоже документ, в «Вечернем Киеве» написано, что Черное море руками выкопали украинцы. Когда я был с Путиным 9 мая 2014 года в толпе, которая его встречала, то этот главный герой художественной части книги, он мне на ухо орал: «Так в Севастополе встречали только Гагарина». И вот в этой толпе, когда Путин уже уходил, появляется один человек, который на украинском языке сказал «це чепуха, украинский флот церанише российскага був тут на Черном море». Вот на моих глазах, есть фотография, ему в лоб влетело яйцо.

Жданов:

- Я боюсь перевести, но он сказал, что Украинский флот был раньше Российского?

Баранец:

- Да, украинский флот был раньше, чем российский. Это был такой эпизод, который показывает отношение крымчан ко всему этому. Но я бы хотел быть честным и ответить на ваш вопрос. Вот читатель книги неизбежно задаст мне вопрос – где здесь грань между достоверными фактами и домыслами автора? Объясняю – здесь есть Путин, здесь есть Шойгу, здесь есть начальник Генштаба, здесь есть Янукович, здесь есть Азаров, здесь есть Наливайченко, здесь есть Порубий, здесь есть Ярош, здесь есть документы американской разведки, здесь есть Порошенко, который наведывается в посольство США, где его поят виски. Так вот, я объясняю, здесь нет вымышленных персонажей. Изменены лишь фамилии некоторых из них, а также офицеров и солдат одного из батальонов сил специальных операций Главного разведывательного управления, которых я априори, как офицер и как гражданин, я никогда не буду и не имею права светить, что я и сделал. Кстати, попутно вам хочу сказать, что самым первым читателем моей книги были два человека. Это министр обороны РФ и начальник главного разведывательного управления генерал-лейтенант Игорь Сергун, который вскоре скончался, но мне посчастливилось, я с ним встретился и он дал мне огромное количество рекомендаций. Он понимал, какую я преследую идею, как я подаю, мне важно было даже в художественной части не соврать. Во-вторых, я послушал его рекомендации, которые очень важны для того, чтобы не подставить ни эту великую нашу спецслужбу, не навредить России, не навредить армии, Генштабу и вообще всей ситуации.

Жданов:

- Получается, что в книге есть историческая справка о истории полуострова и о присоединении его к России – 18 век. И есть ситуация с Ельциным, когда Крым мог к нам вернуться…

Баранец:

- Да, да…

Жданов:

- Давайте немножечко про ситуацию с 1956 годом, когда Хрущев «подарил» - он же так это озвучил – что подарил Украине Крым. Какие документы есть по этому периоду? И вообще, как вы оцениваете этот поступок Хрущева? Что это за его волюнтаризм такой?

Баранец:

- Когда вы будете читать мою книгу, вы удивитесь и, возможно, вы очень тонкий литературный гурман, которого, наверное, может удивить или насторожить, что приводится несколько таких исторических полотен, которые полностью цитируют документы. Документы о том, как Крым достался Украине. А я попутно замечу, что, прежде чем принять решение о том, как помочь крымскому народу вернуться в состав России, Путин вызывал самых крутых знатоков вот этого вопроса – о том, как Крым достался Украине в 1956 году. Там был академик, там был человек, который защитил докторскую диссертацию. Так вот, перед принятием решения президент консультировался именно с этими людьми. Ему принесли документы, ему принесли постановления Верховного Совета и т.д., и он пытался, он трамбовал этого академика... Путин даже знал некоторые версии, там смешноватые, что, якобы, был какой-то еврейский заем и надо было рассчитаться – он даже эти вещи знал. Значит, академик доказал такую простую вещь, которая просматривается – кстати, и наш корреспондент Саша Гамов брал интервью у сына Никиты Хрущева – просматривается две линии. Одна линия просматривается, что хреново сложившиеся у Хрущева отношения с украинской парторганизацией требовали поправить это положение…

Жданов:

- Он же вроде всегда на них опирался…

Баранец:

- Да. А тут заискрило и надо было дать взятку. Вот бывает взятка рублями, машинами, яхтами, а бывает – полуостровами. Это одна сторона вопроса. Но какую экономическую базу подводили? Что экономически целесообразно объединить этот регион, ну, тем более, мы же СССР, мы вечные – ну, какая разница, будет ли это украинское или российское… Но в этих документах, когда стали сейчас, задним числом, перед принятием решения, когда стали рыться наши юристы, международники, они стали докладывать Путину, что там гигантское количество прорех. И он это тоже взял на вооружение. Путин отваживался на возвращение Крыма, зацементировав свое решение юридически. Он же юрист, вы знаете, он закончил юридический факультет. И вот это цементирование решения по всем направлениям… ну и, конечно, мне любопытно было узнать, о чем говорил Путин, допустим, со своим лучшим другом – Сергеем Борисовичем. И когда уже план возвращения Крыма созрел, когда уже было понятно, что там зреет референдум, тут получилось так, что командующий Черноморским флотом адмирал Витко прислал министру обороны письмо, в котором есть очень серьезные строчки: «Обстановка вокруг Черноморского флота такая, что, товарищ министр обороны, разрешите мне ввести в действие план эвакуации семей военнослужащих».

Жданов:

- Итак, ситуация перед переходом Крыма к России была такова, что командующий Черноморским флотом говорил о необходимости эвакуации семей военнослужащих – то есть, ситуация максимально критическая. Чем была обусловлена такая его позиция?

Баранец:

- Тем, что участились нападения на российских офицеров, участились проникновения националистов и Правого сектора, и партии «Свобода», национальной гвардии… И в этом же духе действовала определенная часть крымских татар. На эту часть очень сильно ориентировался Киев и делал очень серьезную ставку. Короче, обстановка накалялась до того ,что разведка Черноморского флота стала раз за разом фиксировать проникновение оружия боевикам, которые орудовали в Крыму. Более того, стал отмечаться интерес вот этих майдановцев. Центровая, глобальная задача была у людей учинить второй крымский майдан, снять ту власть и насадить власть по киевскому сценарию. Гражданская война уже стучалась в двери Крыма. Потому что, помните 26 февраля этот гигантский митинг – это уже предтеча зреющего майдана. И, естественно, в этих условиях парламент был заблокирован, решалась судьба Крыма. И вот тогда крымские депутаты обратились сначала к командующему Черноморским флотом – разблокируйте, дайте нормально работать парламенту. Адмирал Витко проинформировал эту ситуацию в Москву и тогда было принято решение об усилении группировки российского Черноморского флота и сухопутной группировки в Крыму. Вот когда и началась операция по переброске и наших спецназовцев, и десантников, и других частей и вооружений на усиление. Что бы кто вам там ни сказал – операция по захвату, по аннексии, по оккупации – вы знаете, это все игра слов. Я хочу закончить книгу вот такими словами. Как сказал премьер-министр Медведев недавно – тем, кто мечтает о возвращении Крыма, вопрос закрыт, забудьте. Я лишь добавлю – забудьте навсегда. Крым наш.

Жданов:

- А что из этой книги можно вынести о будущем Крыма? Как ваша книга, эти документы, эти факты, они же становятся тоже определенным фундаментом для сознания читателя и человека, который интересуется этой темой, вот куда книга ведет, у словно говоря?

Баранец:

- Вы читаете мои мысли. Потому что одна из глав моей книги называется «Весной и потом». Имеется в виду крымская весна. Я ездил после весны туда, ездил по городам и селам – Бахчисарай, Симферополь – и мне важно было понять, а как народ готовится к своему будущему, к будущему в составе России. Я ехал в автобусе, видел, как крымчане говорили – ну, вот только привыкли к этим украинским гривнам там с Бандерой, с этим, а тут уже рубли пошли. А второй говорит – ничего, скоро научишься. Вот Хабаровск – это сторублевая, Ярославль – такая-то. Научимся. И, естественно, было и другое сословие людей, которое, в общем-то, это те, которые у нас вот там 5-6% тех, которые не проголосовали из 2,5 миллионов – я видел разное отношение. Были люди, которые ждали, что завтра Россия им совковой лопатой начнет бросать благоденствия, были люди, которые понимали, что они оказались в реальной российской жизни, где есть взятки, где есть коррупция, где есть разваленные заводы, где надо засучивать рукава и надо работать. Естественно, меня интересовало, а что думает министерство обороны, как закрепить наше военное присутствие в Крыму? Но меня поразил больше всего один факт, который я с удовольствием приведу. 9 мая 2014 года я присутствовал на встрече Путина с ветеранами Черноморского флота. Это было прямо на площади Нахимова. Ну, как это часто бывает, некоторые ветераны были приготовлены – ну, я об этом тоже честно пишу, что были заготовлены речи – и вдруг сквозь толпу продавливается человек в совершенно желтой старой советской фуражке с гигантским иконостасом орденов. Он не готовил речей, он пришел со струганной палкой, хромой, он постучал на этом мемориале палкой в этот гранит священный и сказал слова, которые я никогда не забуду, обращаясь к Путину. «Володя, спасибо, я теперь в эту землю лягу спокойно».

Жданов:

- Очень сильные слова. И действительно, событие, которое в истории России останется, может быть, за все правление Путина, в историю, может, он войдет, как человек, который эту землю…

Баранец:

- Можно, я короткий эпизод расскажу? Я был на этом гигантским митинге на Красной площади и там же шныряли корреспонденты. И вдруг видят - человек, коммунист с красным бантом, а коммунисты всегда ж, вы знаете, в оппозиции, иностранный корреспондент подходит к этому коммунисту и говорит: «Ну что, захапали Крым, да?..» А он говорит: «Вы знаете, кто я? Я до этого дня был ярым антипутинистом. Почему? А потому что на Дальнем Востоке он китайцам кусок земли отдал. Но там он отдал 227 кв. км, а здесь 27 тысяч кв.км назад вернул. И теперь я ярый путинист».

Жданов:

- Спасибо огромное, Виктор Николаевич, ждем с нетерпением, когда книга выйдет из печати. Я думаю, что это будет очень интересный документ времени, как и само событие – вновь приращение Крыма к России. Мне, как историку по образованию, действительно, очень приятно ощущать, что достижение наших предков, екатерининских генералов, Малороссия осталась Малороссией, а не Украиной. Спасибо.
Tags: ВМФ, Крым, Севастополь, армия
Subscribe

Recent Posts from This Journal

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

  • 9 comments