November 28th, 2016

Ка-52К в роли спасателя:-)

Достаточно любопытный материал, показывающий возможности корабельного вертолета Ка-52К (а также и просто Ка-52) по работе в ночных условиях дан в сегодняшнем номере газеты "Красная Звезда" Юрий ЗАРЕЦКИЙ.

(я)Ка-52К МАКС-2015
Подвиг за рамками программы государственных испытаний

Сейчас авианосная ударная группа ВМФ России выполняет боевые задачи в восточной части Средиземного моря у берегов Сирии, и наличие в авиагруппе вертолётов Ка-52К и Ка-31 никто не скрывает. Поэтому пришло время рассказать о совсем недавних событиях, произошедших до выхода в дальний поход тяжёлого авианесущего крейсера «Адмирал Флота Советского Союза Кузнецов» (ТАВКР «Адмирал Кузнецов»). Речь о реальной поисково-спасательной операции.

Collapse )
Всё началось для лётного состава 3 октября 2016 года около 19.00, когда заместитель командира ТАВКР по авиации сообщил, что на побережье Кольского залива в нескольких километрах от корабля о скалы разбился маленький катер с рыбаками. В это время уже стемнело, а люди, по всей вероятности, оказались в полосе прибоя или, к их счастью, на берегу, но явно нуждались в срочной помощи. Надо найти пострадавших и навести на них спасателей.

Потерпевших кораблекрушение можно было найти лишь с воздуха

К тому моменту на палубе крейсера стоял готовый к вылету «Катран». На нём предстояло выполнить полётное задание по очередному пункту программы ГСИ. Лучшего средства для поиска людей в распоряжении командования как флота, так и пограничников не было. Тем более что на борту «Адмирала Кузнецова» находились специалисты, имеющие обширную практику работы ночью. Тот же Кривошеин когда-то поднимал в воздух первый ночной ударный вертолёт Ка-50Ш.
Уже в 19.10 экипаж в составе Олега Кривошеина и Владимира Юртаева произвёл взлёт и по кратчайшему маршруту направился к береговой черте в район поиска.
Погода требовала выполнить поисково-спасательную операцию в кратчайшее время. Со стороны моря дул резкий порывистый ветер до 18 м/с и при октябрьской температуре на Кольском полуострове он создавал дополнительную угрозу здоровью рыбаков, если те оказались в воде. Видимость продолжала ухудшаться, начинался мелкий дождь.
На подходе к предполагаемому месту аварии выпустили посадочно-рулёжную фару, адаптированную к работе с системами ночного видения, заняли высоту 150 метров и начали поиск пострадавших. Владимир Иванович включил тепловизионный канал имеющейся на вертолёте гиростабилизированной оптико-электронной станции, а Олег Реджинальдович пытался ещё и визуально найти следы людей или обломки катера.
Через десять минут в 150–200 метрах от кромки воды Владимир Юртаев на экране обнаружил яркое пятно. По температурному градиенту он определил группу людей у костра. Его рыбаки развели между камнями, чтобы не задувал ветер. Из-за этого всполохи огня не были видны с уровня моря. Потерпевших кораблекрушение можно было найти лишь с воздуха. «Катран» приближался к цели.
Терпящие бедствие на затянутом тучами ночном небосводе заметили разгоравшееся сияние «звезды». Затем они услышали звук летящего вертолёта. Вскоре сквозь пелену дож­дя бедолаги увидели в небе силуэт приближающейся машины и стали отчаянно махать руками в надежде, что их заметят и спасут.
Луч посадочно-рулёжной фары вырвал из темноты группу людей. По их суете экипаж понял, что серьёзно травмированных нет. Вертолёт завис в нескольких десятках метров над ними. Координаты места бедствия ушли на КП крейсера. Зависший Ка-52К остался на месте и, освещая рыбаков, вселял в них уверенность о скором прибытии спасательной группы.
Через тридцать минут дождь и порывы ветра усилились, став угрожать безопасности полёта. Однако Олег Кривошеин не бросил на произвол судьбы людей, попавших в беду, а выполнил набор высоты до 300 метров. Затем пилотируемая им машина стала описывать виражи. Их центром стали рыбаки.
Прошло порядка пяти минут, показавшихся вечностью. Ветер немного утих. Это позволило вновь снизиться и зависнуть на 150-метровой высоте. А ещё через некоторое время прибыл пограничный катер, которому вертолётчики указали на рыбаков лучом прожектора.
Операция по эвакуации терпящих бедствие завершилась в 20.40, и с КП крейсера поступил приказ на окончание работы. Экипаж, выключив фару и включив очки ночного видения, продолжил выполнение программы госиспытаний.