Добро пожаловать в журнал Ростовского Орла

Previous Entry Share Next Entry
«Ракета Х-35 — одна из лучших в мире»
eagle_rost

Ракета Х-35Э (с)мое
В сегодняшнем номере газеты Известия опубликовано интервью с создателем ракеты Х-35 Николаем Васильевым.
Создание и разработка современных боевых ракет — это один из самых больших секретов не только в России, но и в США, Китае и других странах мира. В эксклюзивном интервью «Известиям» главный конструктор ракеты Х-35Э корпорации «Тактическое ракетное вооружение» Николай Васильев рассказал, почему этих ракет боится и хочет их получить Пентагон.

—​​​​​​​ Ракета Х-35Э не имеет такой известности, как крылатые ракеты «Калибр». Но российский флот и многие страны активно закупают эти ракеты как для кораблей, так и для наземных комплексов и самолетов. С чем связан такой интерес?

— Ракета типа Х-35Э — первая российская унифицированная ракета, применение которой возможно с различных типов носителей. До этого классический подход заключался в том, что для носителей разных видов и родов войск (самолетов, вертолетов, кораблей, береговых комплексов) создавался отдельный тип ракеты. Создание таких видов вооружения — удовольствие достаточно дорогое. Поэтому, чтобы оптимизировать расходы, было решено создать унифицированную ракету, которая позволила бы применять ее с самолетов, вертолетов, кораблей, береговых комплексов и при острой необходимости с подводных лодок.

—​​​​​​​ А какие зарубежные ракеты вы могли бы назвать конкурентами Х-35Э?

— В первую очередь это американские ракеты Harpoon и французские Exocet. А вообще любое современное государство, которое занимается поддержанием боеготовности своей армии, должно иметь подобное оружие. Помимо американских и французских ракет, есть разработки у шведов — это ракета RBS-15. У Китая есть подобная ракета С-801. Также Япония и Северная Корея предпринимают попытки создать изделия такого типа.

— Что можно сказать о Х-35Э в сравнении с иностранными аналогами?

— До недавнего времени самой «топовой» ракетой считалась американская Harpoon. Но США поставляли ее только ближайшим союзникам. Поэтому многие страны брали более «бюджетные» модели. В частности, французские Exocet или их китайские аналоги типа С-801. Мне часто приходится бывать на переговорах с зарубежными заказчиками. Они, прежде чем начать с нами разговор, проводят анализ всего ракетного оружия этого класса. И мне как разработчику приятно, честно говоря, слышать, когда заказчики приходят к выводу, что Х-35Э — одна из лучших в своем классе. Я могу со всей ответственностью заявить: Х-35Э и ее модификация Х-35УЭ не только не уступают зарубежным ракетам, но по многим параметрам превосходят их.

— В чем главное преимущество вашей ракеты перед конкурентами?

— Самый большой секрет любой ракеты — это ее помехозащищенность, то есть устойчивость к помехам противника. Помехи бывают активные, когда головку самонаведения (ГСН) ракеты «глушат» мощным радиоэлектронным сигналом. А бывают помехи пассивные. В частности, так называемые дипольные отражатели. Мелко нарезанные кусочки фольги, стекловолокна и т.п. Их выстреливают в воздух, и миниатюрный радиолокатор ГСН получает огромное количество отраженных сигналов и не может среди них найти заданную цель.

Боевая эффективность ракеты определяется двумя факторами. Первый фактор — сама ракета, ее способность поражать цели. К примеру, одной ракеты достаточно для поражения одного ракетного катера водоизмещением от 500 до 1500 т. Но чтобы долететь до этого катера, нужно, например, послать восемь ракет. Семь из них будут или сбиты, или им помешает система радиоэлектронной борьбы противника. И только одна пройдет и поразит цель. Чем выше помехозащищенность, тем меньше нужно ракет. Применение высокозащищенной головки позволит в два раза сократить расход боевых средств: послать не восемь ракет, а четыре.

Второй критерий эффективности ракеты — относительная стоимость поражения. Это отношение количества ракет, необходимых для поражения, к стоимости объекта.

Технические решения, обеспечивающие помехозащищенность ракеты, ­— это государственная тайна. Но я могу сказать: у Х-35Э она значительно выше, чем у зарубежных аналогов, включая Harpoon.

— А действительно США хотели купить ГСН Х-35Э и поставить их на свои ракеты Harpoon?

— Да, действительно в 1990-х была встреча представителей НПП «Радар ММС», которое производит ГСН для Х-35Э, с представителями фирмы Loсkheed. Американцы просили образец головки, чтобы провести испытания на соответствие ее характеристик требованиям минобороны США, в том числе испытания на помехозащищенность. Если испытания подтвердили бы заявленные характеристики, они были готовы ставить ее на ракету «Гарпун». Но такого разрешения мы им не дали.

Спустя некоторое время после переговоров при невыясненных обстоятельствах погиб главный конструктор ГСН Х-35Э. Его убили в поезде Москва — Санкт-Петербург. А потом пропал без вести главный алгоритмист — специалист, который разрабатывал специальное программное обеспечение для цифровой обработки информации в ГСН. Потеря основных идеологов создания современных ГСН отбросила нас года на четыре.

— Чем могут сейчас похвастаться американские разработчики?

— Этот вопрос уместнее адресовать американским специалистам. Нам только известно, что до настоящего времени была модернизация по дальности и по бортовому оборудованию. Ракету пытались научить поражать наземные объекты. Для этого ее оснащали приемниками GPS и оптической системой. А вот об установке новой ГСН нам ничего не известно.

Известно только, что ГСН ракеты Harpoon излучает сигнал очень большой мощности. По нашим данным, больше 6 кВт, когда переходит в активный режим на конечной траектории. Но на современном этапе развития радиолокации повышение мощности считается устаревшим трендом. Мы, наоборот, идем по пути снижения уровня сигналов, одновременно решая задачи повышения скрытности и помехозащищенности.

— А какое будущее у ваших ракет в российском Военно-морском флоте? Говорят, что ваш комплекс поступит на вооружение первого ледокола проекта 23550. Это особый корабль со специфической формой корпуса. Как у кораблестроителей получилось туда поставить ракетные установки?

— Есть современная концепция, которая активно развивается последние три-пять лет. Это построение универсальных платформ. Корабли раньше разрабатывали, исходя из концепции уникальных ударных комплексов. На них мог быть размещен только один комплекс. К примеру, только «Уран-Э» или только комплекс «Яхонт». В результате корабль, выходя в боевой поход, мог решить только одну задачу.

Но в последние годы концепция узкой специализации кораблей — носителей ракетного оружия меняется. Есть понятие «открытая корма». Концепция построения таких кораблей проста. Мы строим корабельную платформу, на ней есть навигационное оборудования для выполнения задач судоходства, оборонительное вооружение. В кормовой части есть свободный отсек, где можно разместить несколько легкосъемных модулей. А в каждом из них — любой тип вооружения. К примеру, противолодочное, ударное ракетное, минно-тральное. Корабль может заниматься постановкой мин. При таком подходе можно создавать корабли-носители, не привязывая их к решению конкретной боевой задачи, а в зависимости от обстановки ставить новый боевой модуль.

Электроснабжение и информационное сопряжение боевых модулей с корабельными системами должно быть организовано по принципу «открытой архитектуры» с использованием стандартных соединителей и стандартного цифрового интерфейса.

— А как быть с подготовкой экипажей таких универсальных платформ?

— К сожалению, у моряков мировоззрение такое: БЧ-2 (боевая часть. — «Известия») — это ракетное оружие. Если корабль идет, а ракетного вооружения нет, то зачем там специалисты БЧ-2? Если их на корабле нет, возникает вопрос, а где экипаж БЧ-2? Его нужно иметь в горячем резерве и тренировать постоянно на стендовом оборудовании. Погрузили оружие, приняли на борт и техсостав. Казалось бы, небольшая задачка, но это переворот в мышлении военных руководителей.

Раньше в рубке любого военного корабля можно было увидеть набор различного оборудования, систем управления, навигации, радиолокации и т.д. Современная концепция — единый дизайн. В рубке размещаются одинаковые универсальные многофункциональные приборы. Командир может сесть за любое место и с него может или наблюдать за работой любого оператора, или сам выполнять его работу, или даже применять оружие.

При таком подходе нужен универсальный экипаж, где любой из членов команды мог бы не только выполнять свои непосредственные обязанности, но и в случае необходимости, применить оружие. Степень автоматизации в нашем комплексе очень высокая. Но нужно преодолевать узкоспециализированное деление в образовании: «я — радист», «я —ракетчик», «я — торпедист».

Сама жизнь нас к этому подводит. Например, громкая связь тоже должна умереть. Весь экипаж, от командира до матроса, должен быть оснащен гарнитурой. На кораблях будет действовать военный Wi-Fi с геолокацией, чтобы при необходимости можно было увидеть, где находится каждый конкретный член экипажа.

Recent Posts from This Journal


  • 1

Тихая охота на спецов - "А потом пропал без вести главны

Пользователь valery_brest_by сослался на вашу запись в своей записи «Тихая охота на спецов - "А потом пропал без вести главный алгоритмист"» в контексте: [...] современных ГСН отбросила нас года на четыре." http://eagle-rost.livejournal.com/707070.html [...]

  • 1
?

Log in